ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ДЖАЗОВАЯ КУЛЬТУРА.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ДЖАЗОВАЯ КУЛЬТУРА.

ПРОБЛЕМЫ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ.

М. И. Николаев

 

История джаза в нашей стране началась в 1922 г.

«Новая экономическая политика» (НЭП), пришедшая на смену эпохе «Военного коммунизма», создала благоприятную почву для развития этого недавно зародившегося за океаном вида музыкального искусства. Однако НЭП это не капитализм, и темнокожих рабов в России не было, поэтому говорить об идентичности развития джаза в Америке и в СССР было бы не совсем верно.

«НЭПманы», как вновь появившийся «буржуазный класс» в обществе, безусловно повлияли на процесс коммерциализации новомодного стиля музыки. История развития джаза в СССР представляет сложную, зигзагообразную кривую, идущую от одной крайности к другой, от массового увлечения до полного запрета, от коммерциализации и до идеологизации.

Если в США, где с сильным опережением формировалась джазовая культура, в 1920-е уже профессиональные композиторы писали произведения для симфоджаз-оркестров и ставились мюзиклы для Бродвейских шоу, то в нашей стране эта музыка популяризовалась преимущественно самодеятельными любителями-энтузиастами. Это гораздо позже появятся эксперименты советских композиторов с применением элементов джазового звучания. А пока, при НЭПе джазовая музыка, по своим художественным качествам заняла т.н. «Третью позицию» относительно «европейских оперно-симфонических традиций и Фольклорного искусства» (по классификации В. Конен).

Некоторые исследователи освещают события тех дней слишком уж в розовом свете, что джаз, дескать сразу стал достоянием интеллектуальной, культурно-продвинутой части населения огромной страны. Должен слегка развеять этот миф, и показать, да простят меня ценители джаза, этот период с обратной стороны. Почему НЭПовский период?

Не зря замечательный советский режиссер Карен Шахназаров и выдающийся джазовый композитор Анатолий Кролл создали фильм «Мы из Джаза», где события разворачиваются именно в двадцатые годы. Джаз стал синонимом многих «порочных явлений» в обществе. Церковь уже не была тем нравственным институтом, что при царском режиме, а новая власть объявила, в буквальном смысле «сексуальную свободу», увеличилось резко потребление алкоголя, и других наркотиков, не запрещенных законом тогда.

Джаз стал символом роскоши, как автомобиль или дорогая шуба, и чувственных удовольствий населения, уставшего от двух войн подряд. «Новые русские» всех эпох похожи и все, как один, отличаются тягою к яркой моде, ресторанам и незамысловатым песенкам про любовь или «воровскую любовь». Главное различие между торопливо разбогатевшими «НЭПманами» 20-х и «малиновыми пиджаками» 90-х лишь в том, что первые боялись властей, а вторые – нет.

Также много хлынуло в СССР иностранных концессионеров, появились акционерные общества с иностранным и смешанным капиталом, гастроли заокеанских оркестров и развлекательных шоу становятся рентабельными и прибыльными. Дансингомания охватила все слои общества, фокстроты, чарльстоны и даже танго, становились частью массовой культуры.

Обращаю внимание на тот факт, что почвой для формирования подлинных джазовых традиций в США было приобщение афро-американцев к христианской религии, так возникли «Спиричуэлс», «Госпел», а позже «Соул» и т.п. То есть темнокожие не были «Безбожниками», для них музыка носила сакральный, а не потребительский смысл. В странах Латинской Америки также развивались африканские традиции, но под видом христианства, (Вуду на Гаити, Сантерия на Кубе, Макумба в Бразилии и т.п.). Этот фактор повлиял в значительной степени на формирование национальных джазовых направлений, таких как «Кубинский джаз», «Бразильский джаз», и т.п., носивших самобытный, а не подражательный характер.

В нашей же стране в период НЭПа «подлинным» музыкальным материалом стали не русские народные песни, сольные или многоголосные, и уж тем более не церковные, а в основном, репертуар т.н. «Клезмерских» ансамблей. Это и «Бублики», «Гоп со смыком», а некоторые типа «На Дерибасовской», «На честном слове», были заимствованы, русские тексты которых были сочинены на известные западные мелодии. Можно условно обозначить три основных центра становления советской джазовой культуры, и если сравнить, к примеру Москву с Нью-Йорком, Ленинград с Чикаго, то аналогом Нового Орлеана можно по праву считать Одессу.

Персонажи фильма «Мы из Джаза», уличные музыканты в самом начале картины погружают зрителя в атмосферу той эпохи. Творческая группа, возглавляемая Шахназаровым не просто сняла хороший музыкальный фильм, это был результат системного анализа проблем становления джазовой культуры в тот самый ранний НЭПовский период. Здесь показано противостояние этих крайностей – потребительская коммерциализация, в ущерб качеству культуры, как таковой, и идеологического давления со стороны властей, считающих влияние джаза тлетворным для советских граждан. Несмотря на эти и другие трудности, герои фильма не сдаются, не «падают в ширпотреб», чтобы заработать денег, а идут к намеченной цели, несмотря на недопонимания отдельных чиновников значения роли джаза в формировании новых культурных ценностей в молодой стране советов.

Явлением массового характера «Советский джаз» стал в середине 30-х, когда вся страна увидела фильм «Веселые ребята», где главными героями стали музыканты — инструменталисты и вокалисты. Причем «вышедшие из простого народа», а не бывшей царской интеллигенции. Одна из аллегорий фильма показывает сходство недалеких в культурном развитии «нэпманов», стремящихся лишь к чувственным удовольствиям, обжорству и т.п. с домашними животными, проникшими в дом, где был накрыт праздничный стол. Песни из кино становятся наиболее популярными, кстати джаз и кино, появились практически одновременно, и тесно переплетаются друг с другом.

Фильм «Серенада солнечной долины», благодаря которому советские люди послевоенного времени узнали многое о джазе в США и творчестве отдельно взятого биг-бэнда. Поход в кино в СССР почти всегда сопровождался сорокаминутным выступлением оркестра перед сеансами. Данная практика продолжалась в Казани до 80-х г.г.

Несмотря на репрессии второй половины 30-х г.г., массовость которых явно преувеличена, в СССР с территории Польши в срочном порядке мигрирует целый оркестр Адольфа Рознера в 1939 г. И успешно ведет концертную деятельность, правда, в 46-м «Эдди» попадает-таки в лагерь, где, собственно, занимается дирижированием оркестра до 53-го, а не «машет кувалдой»!

Вообще, в системе ГУЛАГа нужны были не только руки, но и мозги, осуществлявшие инженерные проекты «строек века», а также музыканты, художники, писари и пр.

Легендарный оркестр Лунстрема, по приезду в Казань, застал самый «холодный» период взаимоотношений властей и джаза, музыканты вынуждены были на время прекратить свою деятельность, и работать в других областях культуры, обучаясь в консерватории. В середине 50-х произошла первая серьезная попытка создать национальную татарскую джазовую культуру профессиональными композиторами, в т.ч. самим Лундстремом на базе оркестра.

К сожалению, после отъезда оркестра в Москву, этот процесс сошел на нет, а ведь мог бы возникнуть самобытный татарский джаз, как явление мировой культуры, наподобие кубинского, бразильского или же армянского! Чтобы не оставаться «вторичной псевдокультурой», джазовому искусству необходимо обращаться к подлинным шедеврам народного творчества, к «советским стандартам» из кинофильмов, а не только к американским.

Импровизационные виды музыкального искусства, к коим относится и джаз, раскрывают творческий потенциал личности. А ведь музыку творят личности, таланты а не «посредственности». Американское правительство субсидирует джазовую культуру у себя в стране и популяризацию ее за пределами штатов, как национальную, но джаз там уже не настолько популярен, как в 30-40-е г.г. Российское правительство в 90-е не могло субсидировать развитие культуры вообще, т.к страна, превратившись в сырьевой придаток мировой экономики, не могла печатать деньги по-потребностям населения как это делают в Америке.

Другой вопрос, что шоу-индустрия в США развивалась по другим законам изначально, где давно устоялись отношения между работодателем и артистами. Там большой административно-правовой мощью обладают профсоюзы музыкантов, регулирующие эти отношения в пользу работника, а не работодателя, как это делается в нашей стране в современных, якобы «рыночных» условиях. В 90-е джазовая культура нашей страны была на грани уничтожения, особенно касалось это больших оркестров, где хранились собственно традиции и передавались от опытных более молодым музыкантам.

В последние несколько лет поддержка этой «умирающей отрасли в области национальной культуры» осуществляется правительством и президентом. Так что дело не в отсутствии средств, проблема в их эффективном применении на насущные нужды. Укрепление сценического имиджа оркестра, улучшение качества звучания, за счет повышения уровня профессионального мастерства, дисциплины, этики и психологии взаимоотношений внутри коллектива. Ведь подобный оркестр является саморазвивающейся и саморегулируемой системой, способной не столько работать со «звездами», сколько производить своих звезд, и яркий пример этому – Государственный Камерный оркестр джазовой музыки им. О.Лундстрема. У государства не стоит задача извлечь максимум прибыли из деятельности оркестра, поэтому в соответствии с его уставом он является некоммерческой организацией, при этом все-таки выступает не бесплатно.

У Государственного оркестра кинематографии республики Татарстан после смерти Виктора Деринга, одного из «Шанхайцев», участь складывается не лучшим образом. Гос. Коллектив, призванный нести джазовые традиции и развивать отечественную музыкальную культуру в целом, оказался в юрисдикции концертно-прокатной организации, имеющей свои цели и задачи, и использующей оркестр для их выполнения. При этом коллективу отводится не основная, а придаточная роль в выполнении поставленных филармонией задач.

В угоду потребительской коньюктуре организовывались концерты, не соответствующие сценическому имиджу оркестра, и как следствие — вредящие ему. Как правило, это концерты в городах и райцентрах республики, а также в школах, выступлений в которых при Деринге не было вообще, а после перевода в филармонию их стало непропорционально много, настолько, что стало не хватать времени для подготовки т.н. «стационарных» концертов. Теперь немного о них.

Руководствуясь принципом «нет пророка в своем отечестве», дирекция филармонии решает приглашать гастролирующих по России вокалистов, причем именно афро-американского происхождения, «носителей данной культуры, с целью привлечь публику, это конечно хорошая практика для оркестра, но ему отводится вспомогательная роль. Причем уровень солистов разный от вокального квартета «New York Voices», единственных «белых» американцев, до откровенных «халтурщиков», едва попадающих в ноты.

Тут можно вспомнить НЭП, где цвет кожи был преимуществом, а не недостатком. Но тогда джазовое искусство было еще в своей колыбели по степени развития, а сейчас это настолько многоликая и разветвленная система ценностей, что приписывать какому-то одному народу или стране монополию «подлинности» на него нельзя.

Джаз – путь гармонии и мира между народами Земли!

Джаз, как импровизационный вид искусства, имеет свои каноны, позволяющие совместно исполнять музыку и чувствовать друг друга на невербальном уровне людям из разных мест Планеты!

В Джазе нет призывов к насилию. На джазовых концертах не ломают гитары, нет нужды в полицейском оцеплении, как это бывает на рок-концертах или футбольных матчах!

Еще один момент хотелось бы затронуть в отношении руководства оркестром. Это «дистанционные художественные руководители» и «приглашенные дирижеры». Если с первыми дирекция филармонии уже провела неудачный опыт, поняв, что это не выход из положения, то со вторыми начались эксперименты с мая 2015г. Вообще практика приглашения дирижеров более свойственна для оперно-симфонической традиции. Формы более крупные, да и не сможет физически один дирижер работать все оперы и балеты в театре. При этом существует главный дирижер, осуществляющий общее руководство оркестром.

В джазе это скорее исключение, чем правило. Это оправдано, если в провинциальном городе решили создать оркестр, а специалиста-руководителя нет, или он пришел в джаз из симфонического оркестра, такое тоже бывает, приглашенные дирижеры смогут реально помочь в первое время повысить уровень. Но в Казани, крупном городе с богатыми джазовыми традициями такая практика может сильно повредить джаз-оркестру РТ, потому что обезличивается коллектив, и теряет собственную стилистическую направленность, превращается в «серую массу», которой можно управлять по своему усмотрению. Управлять оркестром из кабинета, все равно что управлять кораблем или самолетом из диспетчерской. Командир должен быть у штурвала и грамотно управлять командой, иначе будет угроза безопасности и хаос в управлении.

Все джаз-оркестры мировой величины отличаются своим специфическим звучанием, который создается музыкантами под управлением конкретного человека, определяющего курс дальнейшего развития коллектива, его репертуарной политики. Не будем перечислять фамилии. Но один из ярчайших примеров на сегодня это Олег Лундстрем!

Один комментарий к “ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ДЖАЗОВАЯ КУЛЬТУРА.

  1. Спасибо, Марат! Мало чего знал о джазе в нашем Отечестве. Ввели, так сказать, экскурс в историю. Я надеюсь, что Вы и дальше будете опубликовывать интересные статьи на эту тему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *